ЕВРЕЙ МОЛИЛСЯ…

Все в мире смертно, кроме еврея; все уходит,
но он остается.
 .                             Марк Твен

 …по неисповедимым путям Божьим
народ этот должен сохраниться до
конца времен.
 .                                            Николай Бердяев

 

От автора:


Три десятка стихотворений, вошедших в этот сборник, – это долг автора своему происхождению, своему многострадальному народу, о котором во все времена можно было услышать много негативных отзывов, измышлений недоброжелателей, завистников или просто зоологических антисемитов. Наряду с этим, целая армия иудеев дала миру непропорциональное своему народонаселению количество величайших людей, послуживших развитию всех мыслимых человеческих ценностей, прогрессу. Признание этого факта представителями других национальностей и конфессий заслуживает восхищения и благодарности. Способность оценить чужую мудрость и честно заявить об этом миру присуще именно индивидуумам, которые и сами являют исключительность и талант.


 Иерусалим

Здесь вертикаль любви
С горизонталью боли
Образовали крест,
И я его несу.
 .        Татьяна Кузовлева


Город белых камней,
философских страстей,
словно сказочный замок факира,
где заря иудейского мира
загоралась величьем идей.

Горы рыцарских лат
под камнями лежат,
но природой и людом разрушен,
этот город страданьем разбужен,
вновь построен и снова распят.

И религий поток
хлынул, словно потоп,
святость мест ниспослав пилигримам,
род Давида, развеянный Римом,
церковь там, где вознёсшийся Бог.

Город древний, святой,
умудрённый судьбой,
где твой Храм через муки восстанет…
Здесь стенанье реликвией станет.

… Вечный Город
за Вечной Стеной.


Продолжение

Пыльный интерьер, и дед в ермолке –
Нам не тесно впятером в каморке.
Мирно спит у печки раскладушка,
А на ней – сестрёнка-хохотушка.

Так, бывало, начиналась сага
От Давида, Сарры, да Исаака –
Долгий путь еврейской голытьбы
По скрипучей лестнице судьбы.

Из шагаловского вышла «натюрморта»
Славная носатая когорта
Музыкантов, докторов, спортсменов,
Литераторов и бизнесменов,

Воинов, в сраженьях опалённых,
И актёров, ролью увлечённых,
Инженеров, физиков, портных,
И людей для подвигов иных.


Полёт в пятидесятые
Вениамину Зорину посвящается

На остановку трамвая спешит
Старый еврей, невеселый на вид.
Он, по пригорку взбираясь на небо,
Очень похож на фигурку из хлеба.

Вот, оттолкнувшись от зыбкой земли,
Фалдами машет и – странно – летит!
Только нередко судачат соседи,
Будто он едет на велосипеде.

Без бороды и кипы, и без талеса…
Древняя вера в сердце осталась,
Чтобы ночами, подальше от люда,
Мудрые мысли извлечь из талмуда.

И по будильнику, зябко и трудно,
Так просыпается каждое утро
Дедушка мой. Он спешит на работу…

Дай ему Б-г помолиться в субботу.

Еврей молился

Звук канонады стал почти привычным,
Бомбоубежища рыдали теснотой,
Над городом, гордившимся величьем,
Не умолкая, плыл протяжный вой.

Еврей молился… Как умел, как мог…
К нему сбегались люди коммуналки
И верили: его Еврейский Бог
Не даст разрушить крышу, стены, балки…

Еврей читал на древнем языке,
Раскачиваясь в такт своей молитве,
Метались двери, как при сквозняке,
Стонали глухо трубы в этой битве.

И ни одно оконное стекло
Не выдало несчастных постояльцев –
Дом выстоял – наверное, спасло,
Что старец тот, заламывая пальцы,
Просил за всех… Лишь только с потолка
Струилась пыль надежды на спасенье…

Пульсировала вена у виска,
Суббота кончилась, настало воскресенье…

Еврей молился…

 

Праведный ответ

Все в мире смертно, кроме еврея; все уходит,
но он остается.
  .                                  Марк Твен

Вращается Земля и всё, в ней Сущее,
И счастье, рядом волнами бегущее…
Благодаря за радость жить и прочее,
Я чувствую в Творенье что-то Отчее…
.                                    Анатолий Берлин

Священника спросили как-то раз:
Нам докажи существованье Бога,
Хотим уверовать, что вправду есть у нас
Творец, и есть к нему дорога…

В грехах погрязшие, смердим во лжи и мрази…
А существуют ли божественные связи?

«Я приведу всего один пример, –
Ответил батюшка, притронувшись к иконке, –
Существовало много всяких вер,
Цивилизаций, сгинувших в воронке
Пространства-Времени…

Но есть один народ,
Который, вопреки мирским законам,
Оболганный, истерзанный живёт,
Пронзённый юдофобским лексиконом…

Ему Всевышним принесен обет:
Уйдут во тьму миры…
Евреи – НЕТ!»


Исход
Кем бы мы были, когда б не евреи,
страшно подумать.
.                          Борис Чичибабин

 Вспомните нас — пожалейте,
Что мы от вас уезжали…
  .                       Анатолий Берлин

Где вы, картавые физики,
Горбоносые дирижёры – Вы,
Лирики – Ицики,
Погромами не дожеванные?

Вдруг поднялись в одночасье
Из-за черты оседлости,
Меченые несчастьем
И синяками верности.

Строчки поэм изрубленных,
Шахматных досок бдения…
Всё для своих возлюбленных,
Всё для детей спасения!

Если б не длань Господня –
Прикройте в раздумьях веки –
Где был бы мир сегодня?
Примерно в семнадцатом веке…

Пляшут Зямы с Наташами –
Бармицвы у полукровок…
Папа, какой ты отважный и
Как генетически ловок!

В мире сомнения – в мире
Двуличном – сугубо личном,
Живя не в своей квартире,
Кривиться – аполитично.
Мукой Христа повязаны,
За то, что вы нас приютили,
Жили в веках отлаженной
Субординации… Или:

«Ах, математики вы и
Ах, скрипачи…
Дать вам по тонкой вые,
Философ в очках, помолчи!

Обидой нафаршированы,
Правы ль – судите сами –
На Ближний Восток сформированный
Гарью пыхтя,
 .                 с гудками
Катится поезд скатертью…
Жаль, что не стала матерью!
……………………………..
Мы же безмерно устали
Передвигаться на цыпочках…

Как мы по-русски писали,
Как мы играли на скрипочках!

Крысы
Эмигрантам посвящается

Ещё крепки стальные ванты,
И в рупор не хрипят команды‚
А уж вода клокочет, свищет‚
Бурлит сквозь раненое днище.

Пигмеи душ‚ гиганты бденья
Инстинктом самосохраненья
Ведомы‚ как вторым умом‚
Спешат остаться за бортом.

Не их вина‚ что судно тонет‚
Побег их чести не уронит:
Помочь немыслимо…
 .                                    Хоть режь‚
Им не заткнуть собою брешь.

Мертвецким сном в угаре пьяном
Команда спит.
 .                       И капитану
Сигналы шлёт крысиный раж
Спасать себя и экипаж.

Бегут разумные созданья‚
Оставив судно на закланье‚
И как ни мерзостна их пища‚
Они не прогрызали днища.

Им нет резона гибнуть вместе…

Они одни доставят вести
Слезами убранной земле
О затонувшем корабле.


Восток
Сегодня мне поведали о шестнадцатилетнем
мальчике, убитом за то, что он не захотел себя
взорвать в одном из зданий Иерусалима

Кто там лежит в неглубокой могиле?

Местного юношу зверски убили.
Даже не жертвою пал интифады…
Просто убили свои же, арабы.

За то, что юнец не хотел умирать,
За то, что юнец не хотел убивать,
За то, что с “неверной” сдружиться посмел,
За то, что любил, и за то, что был смел.

Он не пошёл в смертоносном корсете
В людное место, где женщины, дети…
Кровь на восставших губах закипела,
Дух победил, но безжизненно тело.

За то, что араб не хотел умирать,
За то, что араб не хотел убивать,
За то, что с “неверной” сдружиться посмел,
За то, что любил, и за то, что был смел.


Навеянное…
Я б хотел быть сыном матери-еврейки
 .                  Борис Чичибабин

Не мои шли предки из варягов в греки,
Я родился сыном матери-еврейки.
И, в веках забыты, стали перегноем
Славные талантом пращуры-изгои.

Щедро поделившись генною основой,
Я покинул землю родины суровой.

Как недальновидно русское раздолье…
И остался каждый со своею болью.

 

Точка зрения
Варвары со смертью под полою
насилуют суть цивилизации
 .                                   А. Берлин

Сквозь щели фанатизма и юдоли
Глаза глядят воинственно на мир.
И в средостенье гнева, в центре боли
Взывает к миру умудрённый Пирр.

Узоры горя танки вышивают
По каменистой святости холста.
Слепой пророк уже стоит у края
Над пропастью висящего моста.

Кто Гордиев рассечь посмеет узел
Под стон неодобрения толпы?
Надеяться на Бога или Узи?
Молиться?!
 .             Бросить в бой полки?!

Татьяне
Глубокой раной иудея
Поражена моя душа.
 .                      Татьяна Кузовлёва

Кто в наши дни отшельник и философ,
Тот иудей.
 .                    Борис Чичибабин

Какою силой ты владеешь
Свою поэзию верша!
Глубокой раной иудея
Поражена твоя душа.

Строками боли, гнева, страсти
Твой стих бичует и клеймит
Антисемитов разной масти…
И корчится антисемит

От откровенных слов, в которых
Признанье в искренней любви
К народу книги, чести, торы…
Господь его благослови,

К стране, где каждый сын солдатом
Рождён идти на вечный бой,
Где девушки и с автоматом
Чертовски хороши собой.

Здесь мудростью и благородством
Пустынный воздух напоён,
Здесь пьют за жизнь и каждым тостом
Благословляют отчий дом.

Он невысок, всем прочим равен,
Войди, Татьяна, в сень его,
Там брат твой, Боря Чичибабин,
Жил до тебя не так давно…


БИБЛЕЙСКАЯ ТЕТРАЛОГИЯ

…по неисповедимым путям Божьим
народ этот должен сохраниться до
конца времен.
 .                           Николай Бердяев

Давид и Голиаф

 

Красив арфист Давид, глаза огнём горят,

Пастушеский убор – вот весь его наряд…

Пришёлся ко двору поэт и музыкант,

К тому ж имел Давид ещё один талант:

Средь сверстников своих он воином прослыл,

Искусен и умён, и полон ратных сил.

 

Он сберегал стада, спасая от зверья,

Он смелостью своей прославился в боях,

Ему начертан путь и Небом, и землёй –

Спасти народ и дать филистимлянам* бой.

 

Огромен Голиаф** в чешуйчатой броне,

Такого храбреца не отыскать нигде,

Надёжен медный шлем, тяжёл гиганта меч…

Кто б с ним сразиться мог?

Он произносит речь:

«Рабами станут те, кто в схватке побеждён,

Но воинство губить – сомнительный резон,

Сыщите мне бойца – в долине между гор

Мы с ним решим наш спор, – таков мой уговор!»

 

Продлилось много дней молчание в войсках,

Появится ли тот, кого не гложет страх?..

Бранился Голиаф, нетерпеливо ждал,

А чей-то вражий конь высокомерно ржал…

 

Тут юноша-пастух, всего лет двадцати,

Свободу отстоять – Историю спасти,

Выходит, не страшась, и принимает бой –

Без лат и без меча – лишь с камнем и пращой.

А Голиаф ворчит и входит в лёгкий раж:

«Смотрите, как смешон безумный отрок ваш!»

 

Он движется вперёд, тяжёл и неуклюж…

Стремительный Давид, не грозен и не дюж,

Привычно и легко взмахнув своей пращой,

Метнул в лицо врагу тяжёлый камень свой.

 

И падает, как сноп, великий Голиаф,

Давид хватает меч, что был в его руках,

Давид сечет главу послу филистимлян,  

И паника в войсках, враждебный сломлен стан…

Но недругам не впрок Истории урок:

Ничтожны щит и меч, коль за тобою Бог!

 

 

* Филистимляне – языческие народы, которые примерно

к 1080 г. до н.э. начинают экспансию вглубь Израиля, сопровождающуюся подчинением израильских городов Газы, Ашкелона, Ашдода, Экрона и Гата

** Голиаф — в ветхозаветном предании великан-

филистимлянин, побеждённый Давидом в единоборстве.
Примерно к 1005 г. до н.э. Давид вновь присоединяет Пятиградие к Израилю

 

 

Саул и Давид

 

Насколько ты, Давид, мудрее и достойней,

Чем я, Израильский правитель – царь Саул!*

Я помню юношей тебя…

Воссев на троне,

Я слушал твоей арфы песню.

Тяжкий гул,

Смятенье, ужас в моём сердце нарастали –

Я был всегда угрюм,

и вспыльчив,

и жесток,

А переборы струн серебряных кричали

О том, как страшно мне

и как я одинок.

 

Я создал армию

и был отважный воин,

Сам Самуил** меня на трон благословил,

Я многих почестей и власти удостоен,

И воле Бога я служил по мере сил.

 

Тебе я отдал дочь,

потом тебя же предал,

Её вручив врагу…

Преследовал тебя…

И за деяния свои был проклят Небом,

И знаю, что умру, по прошлому скорбя.

 

Скитаясь вдалеке от мест, тобой любимых,

Ты пренебрёг враждой, возмездья не ища,

Я мог в глухой пещере быть среди убитых*** –

Ты ж пощадил меня, отрезав край плаща.

 

Прости меня, Давид,

любимец всенародный,

Победою своей**** ты славу заслужил.

Бесстрашие и честь,

твой подвиг благородный

Останутся в веках

знаменьем Высших сил.

Любовью и войной наполнены эпохи.

Всё возвращается на круги на своя –

Забвению предав великие уроки,

Сменяются цари…

Вращается Земля.

 

 

* Царь Саул – основатель объединённого Израильского царства, создатель регулярной армии

** Самуил – библейский пророк

*** Застав Саула в пещере, Давид незаметно отрезал у него край плаща, который потом показал Саулу со словами, что вполне мог убить его

**** Победа над Голиафом           

 

 

Суламифь

Песнь всех песней поёт лишь о Ней…

                                           «Песнь Песней»

I

Любил своих наложниц Соломон,

Любил рабынь, семьсот прелестных жён,

Экзотику египетского платья,

Царицы Савской страстные объятья,

И музыкальных дочерей Седона,

Что лирой услаждали Соломона.

 

Но вот в обитель пышную царя,

Который жил, судьбу благодаря,

Душистые ветра спустились с гор.

Росою напоён был их напор,

И виноградников цветущих аромат

Своею свежестью ласкал прелестный сад,

Прервав владыки неглубокий сон…

 

Поднялся в горы мудрый Соломон,

В зарю шагнул и первая слеза

Там опустилась, где нежна лоза.

 

Он спрятался за зеленью густой,

Пленённый песней девичьей простой.

 

Пред ним за низкой каменной стеной –

Смуглянка с тёмно-рыжею копной

Искрящихся бесчисленных кудрей,

Пронзённых солнцем…

Смотрит царь царей –

Глаза его, как стрелы из бойниц,

На тени от трепещущих ресниц,

На дивный стан, упругие сосцы,

На жадность губ, блестящие резцы…

И речь ведёт, желанье надломив,

Чтобы услышать имя – Суламифь.

II

Настала ночь, безмолвье сторожа.

А Суламифь не спит и, чуть дыша,

Робея перед будущим прекрасным,

Себя лелеет благовонным маслом,

Неторопливой занята игрою,

Изгибы тела обводя рукою.

 

Освещены луною плечи, грудь,

Круг бёдер, шеи долгий путь,

И мрамор стройных оголённых ног,

И прелести, что видел только Бог.

 

Хрустит песок, недвижна Суламифь,

А царь, тихонько двери отворив,

Вдруг припадает к девичьему рту

И пьёт невинность, радость, красоту,

Дыханье частое и молодости жар.

И чувствует занявшийся пожар.

 

Безумные слова, смущенья миг,

Блаженная слезинка, сердца крик,

Восторженного тела аромат

И ласки, что касанием пьянят,

Соединились в таинство любви

И за собой две жизни увлекли.

 

III

Рабыни одевают Суламифь,

Её в царицу разом обратив,

В тунике цвета солнечных лучей

Она ещё изящней и милей.

 

А Соломон, поэт, мудрец и царь,

К коленям смуглым, как златой янтарь,

Склонив главу, возлюбленной своей

Описывает таинства зверей,

Рассказ ведёт о звёздах, колдовстве,

Каменьев драгоценных естестве,

И пролетают быстро день за днём.

 

Уж семь ночей, как Суламифь с царём,

Предавшись неге, страстью неземною

Смущают высочайшие покои,

Украшенные мрамором скульптур,

На ложе пышном из тигровых шкур.

 

Вино несут им, яства и масла,

И украшенья, коим несть числа.

 

IV

Красавица Астис, порочная царица,

Мужчинами не может насладиться,

Её сжигает ревности огонь,

И в сердце сладострастном гнев и боль.

 

Она отвергнута великим Соломоном,

Дворец её наполнен мукой, стоном,

Не утолить ни сказочным богатством,

Ни оргий бесконечных святотатством

Злой ненависти алчущей Астис

К той девочке, что с гор спустилась вниз.

 

Любовника зовёт в свои покои —

Является послушно смелый воин

И получает женщины приказ:

Убить двоих немедля, сей же час.

 

Ночь побеждает вечер догоревший,

А стражник, от коварства онемевший,

Желаньями снедаем и борьбой,

Свой меч блестящий грозною рукой,

Войдя бесшумно в спальню к Соломону,

Забыв закон повиновенья трону,

Ползучий страх на сердце победив,

Заносит над несчастной Суламифь.

 

Удар короткий, удивлённый крик,

Царя безумный побледневший лик

И стон его, пронзивший темноту…

 

Стоит мудрец, поверивший в мечту,

Над телом, остывающим в крови,

Над девочкой, познавшей миг любви.

Прошли века, остался древний миф

Об обожжённой солнцем Суламифь.

 

 

Саломея

К двадцатой годовщине со дня трагической гибели Проповедника и Праведника отца Александра Меня,

 убиенного ударом топора по голове 9сентября 1990

года и похороненного11 сентября – в День Усекновения

главы Предтечи Иоанна Крестителя. 

 

Тяжёлой глыбой на дворец спустилась ночь.

Пред Иродом, нисколько не робея,

Искусной во грехе Иродиады дочь,

Прекрасная нагая Саломея,

Предстала

пламенною пляскою своей,

Коварством блуда, силою обмана

Склонить царя во власти пагубных страстей

Отсечь главу Предтече Иоанну.

 

Тетрарх сидел на пышном троне и потел

В сластолюбивом, пьяном умиленье,

И, одурманенный,

безумец не посмел

Нарушить обещание…

Сомненья

Его терзали грудь:

В народе разговор

Идёт, что царь женою околдован!..

 

Несправедлив и грешен будет договор,

Желаньем мести, страхом продиктован

Той, что в супруги взял от брата своего…

 

Пред силой и величием Пророка

Им неминуемо грозило торжество

Прозрения толпы, всесилье рока…

 

Но власть – есть власть!!!

И усечённую главу

На блюде, чистым золотом увитым,

Доставил стражник…

А на мраморном полу

Алеет кровь.

И грозен лик сердитый…

 

Вдруг вспыхнул радугой остекленевший взор

И замер на плясунье,

холодея… –

То был объявлен деве смертный приговор…

И рассмеялась дико Саломея.

 

Спасенья нет,

ей звездочёты предрекли

В последний раз сплясать свой танец смерти

В тисках взбесившейся предательством реки,

Во мраке неуёмной круговерти.

 

Дворец не внял истошным крикам из дали,

Где льды сомкнулись у неё на шее, –

Печальной матери под утро принесли

Головку распрекрасной Саломеи.

Ветхозаветные забылись письмена.

Во всех концах затравленной планеты

Других пророков произносят имена,

И возникают новые сюжеты.

 

Иные ироды отбрасывают тень

Безумства…

В огненной купаясь лаве,

Они, спустя века,

посмели в тот же день*

Три тысячи

безвинных

обезглавить!

 

* 11 сентября, в день, когда  отмечается «Усекновение главы Иоанна Предтечи», мусульманские террористы нанесли жестокий удар по Америке, в которой Иудейско-христианские ценности являются основой общественного устройства страны. Погибло три тысячи человек.

                                               Написано:  11 сентября 2010


От стыда до гордости…
…может быть какой-нибудь высшей силе
было угодно, чтобы евреи…играли роль вечной
закваски в огромном мировом брожении?
А.И.Куприн

Детсад, цинга…

И нас, войной поруганных,

Водили солнечные ванны принимать,

Я помню себя мальчиком испуганным…

Ах, солнышко! Какая благодать…

 

Мы голышами хилыми, беспечными

Вбирали ласковый поток в свои тела,

А мне, обрядом пращуров отмеченным,

Прогулки эти были, как беда.

 

Был не такой, как все,

я ниже пояса,

Стеснялся в бане, хмурый взгляд перехватив,

И рефлекторно говорил в полголоса,

Вливаясь в необжитый  коллектив.

 

Ранимые рецепторы правителей

Смущала мимика библейских наших лиц,

И нас, космополитов, отравителей,

Намеревались выслать из столиц.

 

Мы верили,

над крышами парящие,

В очередной исход,

в науку и добро,

И в будущее через настоящее

С надеждою несли своё тавро.

 

И, жизнь прожив, на ноте всепрощения,

Гордясь успехами рождённой вновь страны,

Я понял, что евреи – ось вращения,

И потому, чуть больше, чем равны…


Скрипка

Светлой памяти друга,
скрипача Семёна Конвисера


Берлин сорок пятого страшного –
Победы жестокий маршрут.
Три дня с разрешения Маршала
Грабёж и насилья идут.

И надо ж случиться везению,
Что в мае, седьмого числа,
Еврейского мальчика Сеню
Слепая судьба занесла
В заросший высоким бурьяном
Старинный пустой особняк –
В гостиной стоит фортепьяно,
Повсюду царит полумрак.

Плеча неуклюжим движением
Тяжёлый задев канделябр,
Он больше чутьём, а не зрением
Заметил скрипичный футляр.

И fiddler* застыл на мгновенье…
Исчезли невзгоды войны,
Послышались, как откровение,
Негромкие звуки весны.

К груди автомат прижимая,
Коснулся он грифа рукой…
Пред ним, тёмной декой играя,
Лежал Страдивари…
Какой
Здесь жил знаменитый маэстро,
Великий храня инструмент?

Усталый, в глубокое кресло
Семён опустился…
В момент
Пред взором солдата промчалась
Недолгая жизнь…
Паренёк
Сидел неподвижно, казалось,
Лаская изящный смычок.

Но вдруг, неизвестно откуда,
Красавица девственных лет,
Как ветер, как дерзкое чудо,
Из тьмы ворвалась в кабинет,

И рот перекошенный, липкий,

Издал вдруг воинственный крик,
Она потянулась за скрипкой,
Рискуя нарваться на штык,
На пулю,
на смерть от побоев…
…………………………………
Той девушке в душу запал
Взгляд мальчика, juden**  – героя,
Который в неё не стрелял.

 

 

*  скрипач (англ) 

**  еврей (нем)

 

 

История Лота и гибель Содома
19.12 Сказали мужи те Лоту: кто у тебя есть еще здесь? … всех выведи из сего места,
19.13 ибо мы истребим сие место, потому что велик вопль на жителей его к Господу, и Господь послал нас истребить его.
Ветхий завет, Первая книга Моисея. Бытие

I Пролог

В районе библейского Мёртвого моря,
Где воды солёны и берег скалист,
Два города-брата, Содом и Гоморра,
Порочнее всех именитых столиц,
Погрязнув в разврате, стояли, как крепость:
Распущенность старцев, растленность детей,
Насилия мерзость, к пришельцам свирепость…

И Бог уничтожил их волей своей.

II История Лота

Лот много лет при старце Аврааме
Любимым был его учеником.
Женившись на Ирит – вельможной даме,
Он был с ней счастлив: дочери и дом,
В котором к благоденствию привыкли.
Уж щедрый Бог послал им женихов…

Два Ангела под вечер забрели к ним.
Гостеприимный Лот напёк хлебов,
И, пригласив с поклоном и почтеньем,
Ночлег и пищу предложил гостям,
Но колебались Ангелы – смиреньем
Не отличались нравы содомян.
Тем временем Ирит ушла за солью,
Раскрыв секрет домашних новостей…
И вскоре люд, враждебный их застолью,
Пришёл «познать» непрошеных гостей.

И Лот, моля в отчаянье о чуде,
Готов был дочерей отдать толпе,
Но та, растленная в привычном блуде,
Лишь юношей желала… Гости те –
Посланцы неба – приняли решенье
Примерно и жестоко наказать
Всех нечестивцев. И лишили зренья…

Господь не мог об этом не узнать!

III Божья милость

«Найди мне трёх, – велел Бог Аврааму, –
Благочестивых жителей в стране».
Но тщетны поиски – и даже в Храме
Подобных нет, а значит – быть беде!

Пришел расплаты час, настало время
Слезами горя лица утереть.
Задумал истребить людское племя
Всесильный Бог – отец всему, что есть.

И Лоту было приказанье с неба
Семью подальше в горы увести,
Был строг наказ: «Каким бы страшным ни был
Гром разрушений позади пути,
Не оборачиваться, ибо грешным
Сочтёт поступок сей Грозящий Перст!»

Лот с дочерьми, с женою безутешной
Пустились в путь из обречённых мест.

IV Гибель Содома и Гоморры

С небес дождём лились огонь и сера,
Взмывали вверх зыбучие пески,
Взбесившаяся с рёвом атмосфера
Рвала дома и лавки на куски,
Сады испепеляла и аллеи,
Могучие мосты, квартал Огней,

Плюясь слюной горящей и зверея
Как Молох, пожирала всех людей,
Мятущихся по площадям и склонам,
Истерзанных отцов и матерей,
Пытавшихся за огненным циклоном
В дыму по голосам найти детей.

Зловоние потоком липкой крови
Ползло по опалённым черепам,
Деревья падали, летели с башен кровли,
И раскололся купол… Это Храм
На обезумевшую землю рухнул,
Шипели газы, багровел закат,
Как будто опустившись краем в бухту,
Светило увеличилось стократ!

Среди слепящих молний и гуденья,
Не веря разуму и выжженным глазам,
Поверженные ниц от изможденья
Живые факелы взывали к небесам:

Нас пощади, Господь, погрязших в блуде,
Пошедших по неверному пути!
Нас тысячи, и мы – живые люди…
Избавь от гнева своего! Прости!

V История Ирит

Душа болит, не может отогреться,
Там люди гибнут, съёжившись в огне!
Проклятый день! Как рвётся горем сердце!
Им страшно в этой чёрной белизне!

Взглянуть на город! Хоть разок последний…
Подбитой птицею дыхание замри…
И столбиком солёных искуплений
Застыла навсегда Ирит.

VI Продолжение

Лот горевал, что велика потеря,
Три дня рыдали дочки над Ирит,
Уж не боясь людей, страшились зверя –
Пещера их оберегала быт.

У девушек в душе жила забота:
Одни в пространстве – никого вокруг…
Как род людской продлить? Ведь, кроме Лота,
Мужчины не осталось в мире.
Вдруг,
Как будто Божья искра пробежала –
У старшей дочери родился дерзкий план
Начать всё человечество сначала
От мудрого отца…
Когда он сильно пьян…

Ведь не позволит он кровосмешенья –
Погибнет род людской и всё кругом…
И девушки, принявшие решенье,
Отца поили молодым вином.

Две ночи пил старик, закон поправ,
Обеих дочек оплодотворив…
У старшей дочери родился сын Моав,
У младшей – тоже мальчик – Бен-Амми.*

VII Эпилог

Разврат не поощряется Всевышним.
Блюсти себя и поливать посев
Нам велено Отцом, пока мы дышим…
Не дай нам, Боже, испытать Твой гнев!

* От них и произошли два великих народа —
моавитяне и аммонитяне


Устаревшая традиция
(шутка)

Уж мех освежили пушистые ели,
А вот и цикады свой вальс отзвенели,
Родные мотивы – поля и луга,
Гогочут в стогах, вкусно пахнут хлеба.

А в латах победных Илья Муромец
Красивую гойку* ведёт под венец,
И в ужас повергнут родитель Абрам,
Не на смех друзьям, но на гогот врагам.

– Ты шлемом надумал, шлемазл** такой,
Навек породнится с мишнухой*** чужой?!,
Твой сын не изучит Талмуда до дыр,
А вырастит русский степной гоготыр …

Природа притихла, зависла луна,
Как будто с Абрамом согласна она,
А в чаще лесной, среди зелени пряной,
Гогочет сова над семейною драмой.

* гойка (евр) – женщина не еврейской национальности
** шлемазл (евр) – растяпа
*** мишпуха (евр) – родня


Обряд

В день свадьбы у раввина умер брат,
И скорби ребе не было предела…
Так Б-г решил – никто не виноват,
Душа покинула безжизненное тело.

Раввина стеганула горя плеть,
Застыла хупа в ожиданье нервном…
Играть ли свадьбу? Можно ль песни петь?
Ссутулился раввин вопросом древним.

Но он был мудр, как старая сова,
И, вспомнив наставления Талмуда,
Весёлые нашел мотивы и слова,
Сиял улыбкой, как серебряное блюдо…

Не знала свадьба, что он пережил,
Отплясывая «фрэйлехс» до рассвета…

Окончен праздник, свечи сожжены,
…молитва, безутешность, боль ответа.

Отрицание
Зло надо ненавидеть
Анатолий Берлин

Забавы ради обладатель «Цейса» фиксирует на плёнку происходящее… Кадры кинохроники шестьдесят лет спустя: человеческие призраки, обтянутые пергаментной кожей, своим неисчислимым количеством вызывают рвотный рефлекс у людей со среднестатистической психикой. Бульдозеры зла сгребают обломки тел, транспортируя их к промозглым рвам последнего приюта. Груды одежды, обувь различных размеров, волосы без их владельцев… Часы, кольца и прочее «золотишко» утилизированы ранее.

В зале раздаётся мерзкий смешок, исходящий из гнилого рта, даже не пытающегося скрыть нелепость и непростительность своей вероломной интервенции в Человеческую Трагедию, в

жуть момента.

Язык соседа белеет от гнева. Слишком велика дистанция между точками зрения, чтобы вступать в полемику. Какой смысл приводить аргументы, которые априори не будут даже выслушаны, тем более – приняты.
Можно только взорвать мерзавца или… Взорвать себя!

Пульсирует височная артерия,
Выстукивая азбуку раздумий,
Как будто бьет шальная артиллерия
По нервам оголённого безумия.

Нет, не по швам одежда арестантов
Срывалась вместе с истощённой кожей,
Когда сквозь мясорубку лёгких танков
Пропущены,
белели в мёртвом поле,
На лица и останки непохожи,
Сугробы человеческого горя.

 

История купается в навозе,
Цинична ложь – а справедливость тленна…
И если «Это» не случилось вовсе,
То значит «Это» грянет непременно…

 


НАЧАЛО

I Понтий Пилат
«… жестокий пятый прокуратор Иудеи,
всадник Понтий Пилат».
                                    М. Булгаков

«Что Истина?!
Ты должен знать ответ… Я был бы рад
Понять, кто ты, Мессией нареченный,
И в чём ты, проповедник, виноват
Перед народом соплеменным?

Зачем Искариот – твой ученик презренный,
Предательства переосмыслил грех?*

Ты нужен им, но только убиенный,
Затем, чтобы развеять твой успех!
Ты смуту сеешь среди вся и всех –
И в том причина гнева иудеев…
Что проповедуешь ты, странный человек?

Безмолвствуешь, пред будущим робея?
Ведь знаешь наперёд, что на кресте я
Велю распять, как тех ворюг и мразь,
Тебя, Иисус, – пророк из Галилеи…

Мой перст и взгляд сверлящий – это власть!
Толпа враждебная, как вороньё кружась,
Клокочет, предвкушая представленье…

Яви им чудо: пусть цветут оливы!..
И я, клянусь, назначу справедливый
Вердикт, достойный сана моего!

Но ты молчишь… Бич самоотреченья
Избрал ты для себя, а мне клеймо
Проклятия вовеки суждено!

Мне – прокуратору, наместнику Тиберия,
В игре непрошеной нести страстей ярмо.

Обязан буду не тебе ли я,
Что, дав зарок, прерву изготовление
Монет, на коих я изображён?..

Ты не вершишь чудес по принуждению?
И у тебя имеется резон
Пойти на муки, искупая грех людской?
На крест взойти!
И вправду ты святой?!..

Я принимаю, праведник, с трудом
Твоё желание и волю быть распятым;
Жестокосердной волею объятый
Пусть возликует в этот час Синедрион.

Кто б ни был ты, Иисус, на самом деле,
Пора судьбу решать – конец недели…

Мне руки не умыть, традицию храня,
Весь мир сегодня смотрит на меня…
Что Истина?
Мне истину открой!»

* Иуда Искариот (авт.) «Смерть органически завершала земной путь Учителя, своею кровью искупавшего грехи людские. Его смерть нужна была миру, Иуда понял это и взял на себя роль орудия Божьего Провидения. Он понимал, что человечество проклянёт его, но он понимал также и то, что Иисус – Сын Божий, нуждается в его помощи и поддержке. Именно вера и любовь к Учителю толкнула его на содеянное им, на так называемое «предательство».
            Сергей Михайлов «Оправдание Иуды или

             Двенадцатое колесо мировой колесницы»                                                                                                                                                                                                                                    


II Голгофа
И, неся крест Свой, Он Вышел на место, называемое
Лобное, по-еврейски Голгофа; там распяли Его…
                                    Евангелие от Иоанна

На лобном месте тлеют артефакты.
Голгофой прозванный на языке иврит,
Печальный холм похож на череп гладкий.*
Преданием здесь каждый камень дорожит…

Бичи свистели
всхлипывая, каясь…
По скорбному пути Господня длань
Вела Спасителя…
И, медленно ступая,
Царь Иудейский* нёс свой крест на казнь.

Две женщины-еврейки на пути
Ему напиток терпкий из растений
Учтиво протянули – чтоб спасти
От страха и от тяжести мучений.

Окинув взглядом милосердья руки,
Солдат, учеников, толпу окрест,
Губами серыми от запредельной муки
Отверг он тёплый материнский жест.

Так повелось – во все века пророков
Казнили за отступничества грех,
Им были предначертаны дороги
Страданий, мук…

Опережая век,
Философы – создатели учений,
Раскрыв до срока тайны бытия,
Грядущие будили поколенья,
Идя стезёй гонений и огня.

И плоть свою, и страх перед расправой
Безропотно несли на эшафот…
Откуда смертным знать, что узник тот,
Кто их любя всходил на крест Варравы,
Бредя покорно, будто агнец Он,
Был новой Верой, посланной Отцом,
Что Проповедник мудрый тот, который
Судьбу предвидел, как свершённый факт,
Знал наперёд, что Он играет акт,
Поставленный Всевышним Режиссёром…

* Считается, что своим названием Голгофа (череп) обязана черепам, которые складывались на месте казни преступников в древнем Иерусалиме,а также своей формой, напоминающей череп. Также существует предание, что на месте Голгофы некогда был похоронен Адам.
** Табличка на груди у Христа гласила: «Иисус Назарянин, Царь Иудейский». На протесты Синедриона Понтий Пилат ответил: «Что я написал, то написал»

III Реплика Бога
… так возлюбил Бог мир, что отдал
Сына Своего Единородного…
                                    Иоанн 3:16

В Истории всему своя цена:
Идеям, власти, вере и пространству.
Распятие Христа
есть жертва – не вина…
Мой избранный народ,
Мне нужно христианство!

Жестокий мир – приверженец резни,
Родится вскоре;
Только иудеи
Не будут в состоянии одни
Уравновесить мощь чужой идеи.

…раскрыл я тайну – вам её хранить!
– И тянется с тех пор невидимая нить…


IV Эпилог

И тянется с тех пор невидимая нить,
Соединяя веру и науку.
Мы рождены иначе мыслить, жить –
Мы эзотерике протягиваем руку.

В религиях, по сути, есть один
Фундамент.
Ритуалы поклонений –
Лишь следствие немыслимых причин,
Нелепые различия учений.

Погружены в себя,
Но выйдя за предел
Реального,
мы ищем Высший Разум,
Мы – часть его и тайна бытия,
Созвездье антител
в мгновенных фазах –
Несём сквозь трансценденции* проём
Первичное сознание своё.
* Трансценденция — переход из сферы посюстороннего в сферу потустороннего


Медаль по Блату
Посвящается Леониду Давидовичу Блату –
полному Кавалеру ордена Славы

Пролог

 

Мне захотелось написать поэму,
Чтобы звучало вновь из-под пера
Адажио на избранную тему –
Не автора прославить, не богему,
Не вечную борьбу со злом добра,
И не житейских ссор привычный мусор,
Не связь эзотерических причин,
Малопонятных всем… Зато почин
Какой! Придавлен тяжким грузом,
К движенью каждый норовит примкнуть…
Но я отвлёкся: суть не в этом. Суть,
Что возвращаюсь я к служивым людям,
Ко дням войны, прилипчивым, как бинт,
Мы вместе с вами шаг за шагом будем
Идти вперёд сквозь узкий лабиринт
Событий, к нам дошедших не по слухам –
Дуэли Голиафа с грозным духом
Давида, разыскавшего приют…
Не выбирал, а принял, что дают!

Старшина

Снаряды рвутся… Грохот, пот и смерть,
И мама ждёт в блокадном Ленинграде,
А здесь, в болотах, промышляет «Смерш»,
Не различая «наших» в этом аде.

Сползают танки с Пулковских высот,
Бьют пулемёты укреплённых точек…

Огонь прицельный – правильный расчёт…
Ты, Леонид, опять предельно точен.

Пропах тротилом «Невский пятачок»,
Исписана военная страница…
Мальчишка-доброволец – мужичок,
И метр с кепкой, если распрямится…

Награды украшает его грудь,
Он был недавно «Славы» удостоен –
Без подвигов наград не раздают,
А подвиг – это жизнь на поле боя.

Он старшина – ему держать ответ
За ход артиллерийской подготовки,
За результат, в котором званий нет,
А есть смекалка, смелость и сноровка.

Земля от напряжения дрожит,
Вокруг стоят друзья-однополчане,
И вдруг он слышит ясно слово «жид»,
От юдофоба, старшего по званью.

Реакции ему не занимать,
Плевал он смерти в рожу не из тыла,
Но вспомнились отец-солдат и мать,
И кровь на миг у старшины застыла.

Подняв свисавший с шеи автомат,
Он выстрелил и, отойдя в сторонку,
Стал самокрутку дрянью набивать…

Конечно, трибунал маячил Лёньке.

На войне – как на войне

Ждёт старшину суровый приговор,
И могут «вышку» дать, как за измену,
Но бой идёт и в штабе разговор,
О том, что Блату не сыскать замену.
«Корректировщик нам необходим,
Мы «мажем» часто, не достигнув цели,
Враг остаётся цел и невредим,
Незаменим мальчишка в этом деле.

С ним разберёмся позже, а пока
Придётся позабыть про день вчерашний,
Отправить Блата прямо в тыл врага»…

Гремят орудия и правый фланг на марше,
И старшине задание дают
Невыполнимое… И грозен счёт минут.

Вызываю огонь на себя

Не радует оценка поля брани.
Он понял сразу – велика цена!
Здесь Блат «по блату» обречён заранее…
Ну что ж, война – она и есть война.

Нет выхода иного… Есть надежда
Принять огонь смертельный на себя.
Дымится полустёртая одежда,
Подбитый танк теперь его броня.

«Даю координаты для наводки!
Услышь меня, надёжный мой расчёт,
И, если выживу, поставьте кружку водки…
Огонь! Огонь! И правый фланг – вперёд!»

Я люблю тебя, жизнь

Разведчики под танком опознали
Контуженного воина-бойца,
Да, то был Блат – на нём его медали…
И сажу кровью утерев с лица,
Пацан пришёл в себя: «Как наши, слышь»?
В ответ: «Ты, парень, к счастью, телом мал,
Остался цел, где полевая мышь
Не выживет – в броню снаряд попал…

Идёт к начальству в Ставку представленье:
Корректировщик выше всех похвал!
Звезду он заслужил… но трудное решенье –
Вчера он угодил под трибунал!

Приказ прочли, чтобы не слухам верить,
Три соломоновых решения подряд:
«Героя не давать, а трибунал «похерить»…
Медали «За Отвагу» будет рад»!

Эпилог

Когда внучата спрашивали деда,
Какой из орденов дороже всех ему,
Он отвечал: «Важна была Победа»,
А сам носил медаль… Всего одну!

 

Лехаим!*

по мотивам рассказа

 

Однажды шёл он, русский имярек,

Тропою поздней через парк заросший,

Навстречу по единственной дорожке

Брёл выпивший высокий человек.

 

Свернуть с пути подальше от беды?

Да некуда, и гордость не позволит…

Собрав в кулак всё мужество и волю,

Впечатывал он трудные следы.

 

Сюжет знаком – ровесник ратных дел,

Он знал подонков жесткие повадки,

Неровен час – с него и взятки гладки…

А парень, приближаясь, громко пел.

 

Когда тот был совсем невдалеке,

Вдруг желваки разжались рефлекторно –

Он различил знакомый и задорный

Текст песни на еврейском языке.

 

Мелодия звучала словно гимн,

Он даже ненароком прослезился…

А юноша слегка посторонился:

Папаша, ну, лехаим-лехаим!

……..

Евреи покидают эту ширь,

И с кем судьба сведёт на узкой тропке

Такого же, из бывших и неробких?

 

Дай Бог, не вас, усталый богатырь!

 

*За жизнь!


Вам…

Есть русскость выше, чем по крови,

Как перед нравственным судом,

Родившись русским, при погроме

Себя почувствовать жидом.
Евгений Евтушенко

А вы уверены, что и в ваших генах не прячется

Мойша Шверубович (В.И.Качалов)?

                        Анатолий Берлин

 

В рождении антисемитов

Есть тайный смысл…

Неся погром,

Они с шакальим аппетитом

Свинцом, железом и огнём

Выковывали нашу волю,

Дубили кожу, души, плоть…

 

Такая нам досталась доля –

Но отводил глаза Господь

От зрелищ гнусного глумленья,

Расправ бесчинствующих толп…

 

Из поколенья в поколенье –

Где овцы есть, быть должен волк.

 

Вы, волки, думали: евреи

Исчезнут все, в конце концов?!

Недальновидностью своею

Вы изваяли мудрецов.

 

Нетленный элемент эпохи

Героев духа воспитал,

И выживания уроки –

Наш самый верный капитал.

 

Мы авангард, отряд спецназа,

Несём достоинство и честь,

Мы есть везде, где нужен разум…

Мы в преисподней тоже есть!

 

Вам хватит ереси и злобы

Евреям отплатить «добром»…

И нас, пока вы – юдофобы,

Ждёт нескончаемый погром.

 

Когда ж, от ярости дурея,
Взорвёте вы весь шар Земной –
Последними уйдут евреи
И свет погасят за собой!

 

В конечном итоге, в высоких умственных способностях евреев виноваты гои, создававшие евреям невыносимые условия и заставлявшие наших предков становиться изворотливее, изобретательнее, умнее. Так что спасибо гоям и за Эйнштейна, и за Карла Маркса, и за Гейне!

                                              Академик Л.Н. Фонталин

 Вопрос:

«Спасибо… за стихотворение, довольно-таки политическое, но мне кажется, что для Америки не характерен антисемитизм, почему вдруг это возникло?»

Ответ:
Стихотворение не имелось в виду как политическое. Антисемитизм существовал, существует и будет существовать и вне политики, хотя правительства повседневно пользуются его (антисемитизма) наличием в корыстных целях: для объяснения всевозможных негативных последствий собственной несостоятельности, для отвода гнева народного в русло еврейского «злодейства». В Америке антисемитизм не носит государственного характера, как это было в России во времена нашего там проживания. Просто кто-то кого-то не любит, и это (почти) нормально… Более того, благополучие евреев в Америке в течение нескольких поколений привело к тому, что американские евреи отупели (я говорю о социальном аспекте мышления), растеряли свои качества бойцов за выживание. Присущая им тяга к недостижимой демократии привела к опасной черте, за которой притаились очередные «неприятности», и здесь, действительно, проявляется политическая составляющая антисемитизма. Эта цикличность, к великому сожалению, неотвратима, но именно она и держит нас «на плаву». И стихотворение как раз об этом противоречии, о том, что «на то и щука, чтоб карась не дремал».

А на вопрос «почему вдруг это возникло?» отвечаю: память на генетическом уровне, удобренная историческими коллизиями и подтверждённая опытом собственных (давнишних и настоящих) столкновений с действительностью, последние из которых вызывают особые опасения. Но это уже отдельная печальная тема.


«Циклон Б»

Всем погибшим и не рождённым
детям посвящаю

 

Где мы, мама? Страшно… Где мы, мама?

Холодно. Какой холодный дом…

Сильно пахнет газом. Где мы, мама?..

Почему все голые кругом?

 

Где моя любимая пижама?

Почему стреляют и кричат?

И собаки злые. Слышишь, мама,

Я хочу домой, в свой детский сад!

 

Стало тесно. Мало места, мама.

Ты спроси, быть может, есть окно.

Закрывают двери. Душно, мама!

Мама, я боюсь, когда темно…


Не судьба…

(ироническое с улыбкой)

 

— Скажите, мудрый ребе,

Ну что это такое –

Кирпич ныряет с неба

И попадает в гоя?

 

— Судьба – ответил цадик, –

За эту неприятность,

Хоть я и не прагматик,

Виновна вероятность.

 

— Тогда скажите, ребе,

Другая хохма зреет:

Кирпич швыряют с неба

В пейсатого еврея,

Но прямо перед шляпой,

Не зацепив и носа,

Он падает, проклятый,

И в этом суть вопроса…

 

Мудрец за девяносто

Сказал, не сморщив лба:

— Ведь это же так просто –

Ну, значит, не судьба!

 

Всё смешалось…

Смешалось всё: я изначально русский,
Для «кадров» паспорт выглядит ОК,
Пью, как русак – огурчик на закуску,
Люблю футбол… Ну, всё, как у людей!

Но где, когда, в каком лохматом веке
Мою прабабку «опустили вниз»?
Генетику испортил мне навеки
Еврейский мальчик – беглый кантонист.

Я – математик, есть и скрипка в доме,
Но я задам вопрос, примерно, так:
Как мыслите, допустим, при погроме
Мимо меня бы пронесли кулак?

 

Воспоминание о неувиденном

Добавлю луч к кленовому листу
И тотчас получу Звезду Давида…
По осени, вдыхая красоту,
Бреду в бреду:
Сусалью перевита
Агония дерев,
крикливый карнавал
В пылу сезона птичьего разгула…
Там перелётные устроили привал
В цветущем заповеднике а-Хула.*

Неспешный вечер погасил янтарь,
Надеждою блеснув в упавших звёздах,
В путь журавли готовятся, как встарь,
Перемешав крылами терпкий воздух.

Я к очертанию кленового листа,
В котором так природа совершенна,
Добавил луч, как будто сняв с креста…
Но, впрочем, это мысленно, мгновенно.

* Парк «Агмон а-Хула» — одно из самых живописных мест мира, находится в центре сирийско-африканского разлома (Израиль). Каждый год во время миграции фантастически-красивые стаи птиц останавливаются там на зимовку. 
Бабий Яр, семьдесят лет спустя

Некого прощать
Я — каждый здесь расстрелянный старик.

Я — каждый здесь расстрелянный ребенок.

                                                   Е. Евтушенко

 

Забыть – намного проще, чем признать,

А отрицать – подлей, чем извиниться…

Но помнит дочь, как говорила мать:

«Ведуть до яру всiх жідів, дивіться».

 

Хранит земля седую память лет,

Их семьдесят прошло с годины страшной,

«Над Бабьим Яром памятников нет» –

Писал поэт об этом дне вчерашнем.

 

Издохли полицаи-палачи

Без слова покаянья, без огласки.

Их правнуки футбольные мячи
Гурьбой гоняют по могиле братской.

 

Не их вина в том, ЧТО произошло,

Не учат в школах нынче состраданью,

Им невдомёк: запамятовать зло –

Потворствовать повторному закланью.

 

Завис вопрос, безжалостный, как смерть,

Над выродками в званье человека:

Удастся ли из памяти стереть

Им боль и быль о преступленьи века?

 

Бессрочна вырождения печать,

И я кричу в их погреба забвенья
Проклятье тем, кто не хотел признать,

И тем, кто не вымаливал прощенья!

 

P.S.
Я получил много откликов на это стихотворение, среди которых случались и осуждающие. Под влиянием некоторых из них, которые посчитал справедливыми, я переработал начальную версию стихотворения. Привожу его здесь, убрав с учётом критики некоторую двойственность прочтения. «Обратная связь», особенно необходимая в стихах «гневных», позволила мне провести более строгую идентификацию

«действующих лиц».

Ряд комментариев после проделанной мною работы пришлось удалить, поскольку в новом варианте стихотворения отсутствуют те моменты, которые «спровоцировали» критику и ответы на неё. Имеются, однако, мысли, которые хочется изложить в прозе, ибо, действительно, тема Холокоста продолжает оставаться актуальной, острой, в особенности с учётом угрозы мусульманского экстремизма всёму цивилизованному миру.

Моя небольшая «исповедь» связана либо с некоторыми строчками оригинальной версии стиха, которые я сохранил, либо навеяна комментариями, приведёнными в отзывах. По некоторым цитатам и моим ответам можно судить о том, что именно мне вменили в вину. Зачастую, это просто мысли, которые захотелось высказать по затронутой теме дополнительно.

Итак: На месте зверского истребления десятков тысяч людей, там, где  должен находится Мемориал погибшим, разбит парк отдыха, на котором мальчишки (правнуки) гоняют футбол (или пьяницы распивают спиртное)… И суть не в том, сколько физических «метров» отделяет место «фиесты» от места массовых расстрелов, а в том, что внуки и правнуки убийц даже не знают об этом, им никто не объяснил, насколько кощунственно звучат возгласы победы при забитом мяче.

Они также не ведают, что даже страны, воевавшие на стороне Германии, пытались (и довольно успешно) сохранить своё еврейское население. Такого поголовного его истребления не допустил никто! Сами немцы не смогли бы справиться с «задачей» подобного масштаба без активного участия местных изуверов.

 

Поражает сам факт жалких, но весьма успешных по результатам, попыток замалчивания и нежелания признать, осудить (немцам хватило мужества), принести соболезнования и извинения за происшедшее. Разве последующие поколения не должны были быть воспитаны на недопустимости повторения подобного? Как упадок района города начинается с одного разбитого окна, так марши новых подонков начинаются с игры в футбол на месте преступления.

На площади Тяньаньмэнь в Пекине в 1989 году в результате действий военных были убиты и ранены от 1000 до 3000 гражданских лиц, однако экскурсантам (я сам лично это слышал) до сегодняшнего дня нагло лгут, что никто не пострадал. Идеологи стран, участвовавших в истреблении невинных людей, определили целью стереть из памяти людской происшедшее злодеяние. Этого невозможно скрыть совсем, и тогда они пытаются розыграть «карту времени», что пора, мол, забыть… Пора забыть? Забыть без признания и раскаянья?  Но это же подло! Именно такая политика может привести к повторению… Не потому ли по улицам украинских городов свободно маршируют неофашисты? Не потому ли повсеместно появляются свастика и объявления в формате:

«Всем евреям города Киева…»?

В Киеве 13 марта 1961 года произошла «Куренёвская трагедия — техногенная катастрофа, когда сточные воды из-за работ по замыву Бабьего Яра, прорвав дамбу, затопили район Куренёвку и привели к многочисленным жертвам». Ровно через двадцать лет!.. Случайность? Да, бедствуют люди! Никто не хочет задуматься, почему?  Мы говорим о карме. А ведь карма, в первую очередь, это вселенский причинно-следственный закон, осуществляющий реализацию последствий действий человека, делающий его ответственным за свою судьбу. Только «выродки» (иначе не назовёшь) могли принять решение вместо Мемориала погибшим создать свалку строительных отходов в Бабьем Яру. Не получилось – разбили парк…

 

Я проклинаю тех, кто своим упорным нежеланием признать и покаяться, обрекает  грядущие поколения страны платить «кармическую цену». Были и такие, кто жертвовали своей жизнью ради спасения мирного населения, но «праведник Лот» не в состоянии уберечь Содом…

 

Да, поэтам приходится в этом мире писать «кармически неправильные» стихи. К величайшему сожалению! Даже «оторвали мишке лапу» – «кармически неправильно», так что уж там… «Бабий Яр» Евтушенко прозвучал, как выстрел (нет, как взрыв!) – я это помню.

 

И закончить свой ответ приходится опять-таки высказыванием ненависти. Опасно это, и я, как человек, интересующийся эзотерикой достаточно серьёзно, это понимаю, но если этого не скажет поэт, то кто скажет?

 

Отрицание

Зло надо ненавидеть

                  А. Берлин

 

Забавы ради обладатель «Цейса» фиксирует на плёнку происходящее… Кадры кинохроники шестьдесят лет спустя: человеческие призраки, обтянутые пергаментной кожей, своим неисчислимым количеством вызывают рвотный рефлекс у людей со среднестатистической психикой. Бульдозеры зла сгребают обломки тел, транспортируя их к промозглым рвам последнего приюта. Груды одежды, обувь различных размеров, волосы без их владельцев… Часы, кольца и прочее «золотишко» утилизированы ранее.

 

В зале раздаётся мерзкий смешок, исходящий из гнилого рта, даже не пытающегося скрыть нелепость и непростительность своей вероломной интервенции в Человеческую Трагедию, в жуть момента.

 

Язык соседа белеет от гнева. Слишком велика дистанция между точками зрения, чтобы вступать в полемику. Какой смысл приводить аргументы, которые априори не будут даже выслушаны, тем более – приняты.

 

Можно только взорвать мерзавца или… Взорвать себя!

 

Пульсирует височная артерия,

Выстукивая азбуку раздумий,

Как будто бьет шальная артиллерия

По нервам оголённого безумия.

 

Нет, не по швам одежда арестантов

Срывалась вместе с истощённой кожей,

Когда сквозь мясорубку лёгких танков

Пропущены,

белели в мёртвом поле,

На лица и останки непохожи,

Сугробы человеческого горя.

 

История купается в навозе,

Цинична ложь – а справедливость тленна…

И если «ЭТО» не случилось вовсе,

То значит «ЭТО» грянет непременно…

 

Евгений Г. (США)

Dear Tolya, thank you for sharing this poem with us. I have known you as a talented poet, but not to this extent. This poem will be among the best poetry ever written about Babyi Yar. Congratulations! Yours, Eugene.

 

Анатолий Берлин

Thank you so much. I value your opinion.

 

Александр П. (Москва):

Какое сильное стихотворение! Спасибо за него.

Покажу его при случае Элине Быстрицкой. Если ей понравится, она захочет его прочесть со сцены.

 

Нафтали

Анатолий, браво! Ты точно знаешь: когда нужны скрипки, а когда — барабаны. Ты настоящий боец, разложил по полочкам: ху из ху. А Изабелла — круто подвела черту. Прошу, не забывай, что ты теперь — Добрый Сказочник:-). Улыбайтесь, господа, улыбайтесь. Улыбка помогла нам выжить и объединиться, а выяснение отношений — привело к рассеянию… Мудрости нам всем в непростые времена. Улыбаемся…

С уважением,

Анатолий Лернер, Израиль.

 

Анатолий Берлин

Толя, спасибо! Конечно, мы должны улыбаться, но зло останется злом, пока мы его терпим. Трансформироваться не каждому человеку дано, и, к сожалению, в споре не так часто рождается Истина и нередко рождаются враги, но если нам удаётся силой Слова изменить к лучшему хотя бы одного человека, ради этого стоит «городить огород».

 Обнимаю, привет семье.

 

Юрий Е. (Россия, Санкт-Петербург)

…чужого горя не бывает!
«Бабий Яр» Евтушенко в ту пору прозвучал, как выстрел (нет, как взрыв!) – я это помню».

…Честь и хвала Евтушенко за его по тем временам мужественный акт, да и сейчас заслуживающий глубокой непреходящей благодарности (при всем моем неоднозначном к нему отношении).

О стилистике поэтических строк твоего стихотворения пусть говорят специалисты, но его пафос, да я подчеркиваю, ПАФОС, адекватен этой трагедии, уместен и оправдан. По-моему, большинство отзывов говорит именно об этом. Спасибо.

 

Анатолий Берлин

Да, «чужого горя не бывает» — это первое, что и мне пришло на ум. Ненавижу «политкорректность» (сколько от неё зла!), но иногда она, всё же, уместна: надо беречь чувства людей, которые «не со зла»…

 

Аркадий Гурович (США, Лос-Анджелес)

В полемиках такого рода давно не участвую. Возможно, виной всему раннее усвоение французской мудрости «Понять, чтобы простить».

Понимаю гнев одних и психическую болезнь (безразличие, ненависть, чувство неполноценности) других, знаю, что ничего не изменю в соотношении сил. А ходить на невидимые баррикады… Вот когда позовут «К оружию, граждане!», знаю к кому примкнуть.

Я о редакционной части?

1. Строка «Хранит земля сырая память лет» грамматически корява из-за трудности оторвать определение СЫРАЯ от одного из существительных: ЗЕМЛЯ или ПАМЯТЬ.

Здесь либо Хранит земля, сырая память лет — где запятая определяет землю в качестве хранителя памяти;

либо Хранит земля сырую память лет.

И тогда читателю не нужно размышлять в процессе чтения что и куда.

2. В строке, написанной по-украински

«Ведуть до яру всiх жидів, дивитеся», все слова должны быть украинскими, поэтому правильно будет

Ведуть до яру всiх жидів, дивіться.

Не говоря уже о том, что и рифма сочнее и ритм не нарушается.

 

Анатолий Берлин

Спасибо, дорогой! Будет так:Хранит земля седую память лет,

 Хорошо иметь полиглота в друзьях: мне, как ты и сам догадываешься, тоже не совсем нравилась рифма и размер слова… Как удачно всё решилось! Thank you 

 

Александр П. (Украина)

По поводу Бабьего Яра.

Моя личная версия заключается в том, что УКРАИНСКОЕ СОВЕТСКОЕ руководство всеми силами пыталось в буквальном смысле похоронить любые упоминания о Бабьем Яре. А поскольку во главе страны стоял Хрущёв, то и самый высокий уровень тоже был задейсвован, если не заинтересован.

Смысл — в том, что «исполнителями» и даже организаторами в этом преступлении были украинцы. Более того, практически ВСЯ Украина, за исключением восточных областей и Крыма служила либо в полиции, либо в карательных отрядахъ, либо просто на службе у немцев. По зову души, так сказать.

И именно этот факт тщательно замалчивался тогда и тщательно замалчивается сейчас.

Украина считалась «столпом» империи, поэтому показывать, что это нация предателей было НЕЛЬЗЯ.

Читайте «Кто убил идиш?»: http://h.ua/story/317995/

И комментарии читайте…

 

Анатолий Берлин

Спасибо за ЧЕСТНОСТЬ и МУЖЕСТВО!

 С наилучшими пожеланиями,

 Анатолий

 

Александр П. (Украина)

Если бы всё всплыло в Нюрнберге, то ещё неизвестно, как бы Сталин отвертелся от Холокоста.

Наверняка бы потребовали судить добрых 2/3 населения Украины за преступления перед человечеством. Я думаю, государство Израиль — это извинения Сталина перед евреями за Холокост на Украине. Только поэтому эта тема не всплывает.

 

Анатолий Берлин

Сталину, этому бандиту и людоеду, был в ту пору нужен Израиль. Ему ровным счётом было наплевать на вину перед евреями, да он и не чувствовал никакой вины: Уничтожить Михоэлса после того, что он сделал для страны, готовить тотальную высылку (читай: уничтожение) всего еврейского населения… Об этом тоже говорят «вчетвертьшёпота».

 

Александр П. (Украина)

Вина немцев в том, что они объявили, что «цивилизационные нормы» не действуют на Восточных территориях. А всё остальное — в том числе и сам Холокост и стирание воспоминаний о нём — сами, сами…

 

Анатолий Берлин

Кто-то однажды сказал, что самое лучшее, что сделало КГБ, так это уничтожило секретные документы, иначе раскрылось бы, что самые близкие друг другу люди писали взаимные доносы (история с комодом бледнеет)… Если бы всё это раскрылось, «мы бы перестали существовать как нация».

 

Александр П. (Украина)

…оно (стихотворение) поднимает проблему, под которой СТОЛЬКО всего, что неизвестно, что лучше было — писать его или не писать.

 

Анатолий Берлин

Я своё время ушёл от любых дрязг. Вот написал стихо… кому не нравится, пусть напишет своё. Единственно, почему я в этом случае ввязался в дискуссию (пока она носит цивилизованный характер), так это уважение к мнению людей (пока они заслуживают этого уважения) А нет — я прекращаю спор.

 

Илья Славицкий (США, Даллас)

Здравствуйте, Анатолий!

Спасибо, что прислали мне эту ссылку. Я прочёл все отклики. Собственно, ничего нового в них я не узнал. Да, я понимаю Ваши мотивы, и то, почему многие горячо их разделяют. Также, как и резоны оппоненов.

 

Вы, как мне кажется, старше меня на полпоколения, и тут где-то рядом проходит грань непосредственной вовлеченности и взгляда со стороны, в исторической перспективе. Да, я ещё помню рассказы деда о войне. Мои отец и мать (слава Б-гу) еще здравствуют и они тоже свидетели. Но для моего сына, и, тем более внучки это уже — История. И снова — слава Б-гу. Думаю, то же происходит и с аудиторией этого и подобных стихов и прочих работ на подобную тему.

 

Мне кажется, время «прямого» пафоса на тему событий тех лет уходит, уже возможно ушло. Время осмысления и раздумий на тему человеческой природы и природы Добра и Зла не уйдёт никогда.

 

Сегодня История даёт, к сожалению столько возможностей возопить и воззвать к отмщению… Бабий Яр, Катынь, Соловки, Герника, Хиросима… Знаю, Вы найдете, можете найти много резонов, почему Бабий Яр в этом ряду — особенный. Знаю, что по многим причинам эти резоны будут и мне близки…

 

Надеюсь, что моим ответом я не обидел Вас и не оскорбил Ваших чувств. Собственно, в моём предыдущем экспромте всё было уже сказано. Стихи — ёмкая вещь

 

Если же у Вас найдется время прочесть мою более длинную работу о том же — то загляните сюда: http://www.grafomanov.net/poems/view_poem/29323/

Возможно, Вам она уже знакома, но лучше мне не сказать.

 

С теплом и неизменным уважением,

Илья Славицкий

 

Анатолий Берлин

Spasibo, Oldboy! Всё правильно. Я и не собирался устраивать дискуссию по этому поводу, да уж коли так получилось, хотелось бы закончить по возможности на миролюбивой ноте. Не уверен, что эта взрывоопасная тема себя когда-нибудь исчерпает. Много у Истории накопилось обид…
Я вдруг понял: со многими участниками этой полемики мы – люди разных поколений. Их тогда ещё и на свете не было, т.е. для них ТА война — лишь История (почти, как Троянская) и не может она ТАК задеть!

Только что мы с женой вернулись с благотворительного концерта. Собирались пожертвования в пользу солдат Армии Израиля. Не буду останавливаться на том факте, что тема Холокоста ещё нередко присутствует в нашей жизни, поскольку мало кому из нас посчастливилось не потерять в этом аду своих близких.

 Среди присутствующих было много знакомых и друзей. Двое из них – братья Келман, с которыми мы дружим уже более 30 лет. Я никогда не слышал от них историю, которую  после прочтения «Некого прощать» они рассказали.

Их дед имел четырнадцать детей. Жили они в одном из городков Черниговской области. Большая работящая семья, в которой более десяти лет жила домработница. Естественно, она была практически членом семьи и, как таковая, всегда, включая субботние трапезы, сидела за одним столом со всеми. Началась война, и она привела в дом немцев. Когда муж одной из дочерей, который к тому времени уже был на фронте, смог вернуться в родной город, он узнал, что все члены его семьи, оказавшиеся на оккупированной территории, погибли. Соседи рассказали ему, кто выдал немцам его родных, и он, не поверив, пришёл к ней с расспросами. Она молила о прощении, и на вопрос «ПОЧЕМУ?» ответила, что ей очень хотелось заполучить красивый фамильный комод, который с тех пор так и стоял у неё в комнате…

И подобных историй множество (у каждого знакомого она своя), только иногда в ней комод заменяет рояль… Вот и ещё один звонок: Толя, у моего папы вся семья осталась в Бабьем Яру. У нас в родне все уродились голубоглазыми блондинами с курносыми носами. Кто выдал? Соседи!

 

И последнее, что может открыть глаза на изуверскую сущность происшедшего и недопустимость его повторения:

Фильм: Николай Засеев-Руденко «Бабий Яр» с Элиной Быстрицкой (Россия, 2002)

Фильм: «В темноте», воссоздающий реальный эпизод из жизни оккупированного немцами Львова (Польша, 2012 г.

Читать в браузере: http://www.jewish.ru/culture/press/2012/02/news994304571.php
http://www.antirasizm.ru/index.php/news/338-news-mbhr-statement-baby-yar-pobeda-2011

http://news.ru.msn.com/blogs/трагедия-бабьего-яра-преступление-и-равнодушие

С непременным почтением и светлыми пожеланиями,

 Анатолий

 

РОМАН

ТОЛЯ, СТИХОТВОРЕНИЕ ОТМЕННОЕ И ВСЁ ПРАВИЛЬНО, МОЁ ПЛЕЧО РЯДОМ!

СКОЛЬКО БЫ НЕ ПРОШЛО ЛЕТ, ФАШИЗМ ЕСТЬ ФАШИЗМ, И УБИЙСТВО МИЛЛИОНОВ ВЗРОСЛЫХ ЕВРЕЕВ И БОЛЕЕ МИЛЛИОНА ДЕТЕЙ НИКОГДА И НИКЕМ НЕ БУДЕТ ЗАБЫТО, ДАЖЕ ТЕМИ, КТО СЕЙЧАС ПИШЕТ…

«Издохнуть — это всё таки к животному а не к человеку.»

У тебя правильно! Это не люди, да и животных оскорблять нельзя — ЭТО ВЫРОДКИ! И они именно СДОХЛИ!

И пусть все помнят, как написано в одном из твоих стихотворений: «ПОСЛЕДНИМИ УЙДУТ ЕВРЕИ И СВЕТ ПОГАСЯТ ЗА СОБОЙ»!

УДАЧИ!

Роман.

 

Анатолий Берлин

«Издохли»… Да уж точно не «безвременно ушедшие»! Я никогда не употребил бы этого словца по отношению к своим домашним животным, но по отношению к мерзавцам, отлавливавшим женщин, стариков и детей и отдававшим их на растерзание расстрельным командам из таких же бывших «добрых» соседей, подобная «политкорректность» неуместна.

Проклятье в адрес тех, кто совершил подобное (и должен был вымаливать прощенье) и даже тех, кто не хочет признать вины первых и, без сомнения, при аналогичных же обстоятельствах сделал бы сегодня то же самое, остаётся в силе.
Спасибо за поддержку. Да будет ТАК!

 Удачи взаимно,

 Толя

 

 

 

Изабелла

Анатолий, невероятно пронзительное стихотворение. Думаю, что понять, вернее проникнуться его смыслом и болью может только Человек, а не его подобие, в какие бы одежды оно не рядилось, пока ему нужен Ваш фамильный красивый комод. С огромным уважением и теплом, Изабелла. Израиль, Хайфа.

 

Анатолий Берлин

Спасибо за неравнодушие, за честно высказанное мнение, за боль, которая проступает сквозь слова.

 

Анатолий Берлин

«Монумент в память о шести миллионах наших братьев и сестер – жертв нацизма, воздвигнутый в городе Майами, расположенном на берегу Атлантического океана, в американском штате Флорида. Монументу отведено одно из самых красивейших мест в городе – Меридиан авеню, и он является едва ли не главной архитектурной достопримечательностью города. В отдалении от жилых районов, на краю пальмовой рощи, прямо из земли вытягивается гигантская, обращенная к людям 14-метрова бронзовая рука. На внутренней стороне предплечья – идентификационный номер узника гитлеровского концлагеря. Это – рука человека, который погребен заживо, но пытается из-под земли выбраться, и его ладонь протянута к тому, кто может ему помочь. А по руке карабкаются вверх, помогая друг другу, подсаживая стариков и детей, еще почти сто других погребенных узников. Их фигуры – в человеческий рост. Их лица полны скорби, их обнаженные беззащитные тела взывают о милосердии и спасении.

…И есть почти в каждом американском городе большие или маленькие памятники жертвам Холокоста. Чтобы все американцы знали, что было такое событие на другом берегу Атлантики и не забывали о нем. И делали выводы в своей жизни.

 

И все это в стране, не потерявшей в Холокосте НИ ОДНОГО еврея». http://www.liveinternet.ru/users/3244445/post207602898/

 

Аль Странс

Я всегда считал, что Поэт может быть только молодым! Что высокая Поэзия — удел юности мятежной! Что усеребренные сединой Маэстро подмешивают в своей поэзии технику и опыт, компенсируя этим отсутствие спонтанного возгарания юной души! И что, наконец, Муза посещает чаще юного собрата! Однако, я, кажется, заблуждался! В стихотворении Тони Берлина «Бабий Яр» тонко сливаются пылкость юности и мудрость Мастера! …мне трудно было читать вслух супруге… из-за судорог в горле. Хочу избежать лишних слов. Это всё. С глубочайшей благодарностью Аль Странс.

 

Хоровский Павел

Спасибо Вам за то, что Вы талантливо поднимаете тему покаяния, исторической памяти и ответственности – это больные вопросы для постсоветского человека. Действительно без покаяния нормальной жизни не будет. Можно по разному это объяснять – кармой или тем, что кровь вопиет от земли к Богу, но факт остаётся фактом – нераскаянность в страшных злодеяниях ведёт к вырождению и упадку.

Покаяние для бывших граждан СССР осложняется ещё и тем, что нельзя найти один народ, который должен каяться перед остальными – русские, евреи, украинцы и грузины были и среди жертв, и среди палачей, а масштаб жертв был сравним с нацистской Германией.

Что удивляться, что нынешние украинские дети играют у Бабьего Яра? Советские люди без различия на национальности гуляли в скверах, разбитых на месте бывших кладбищ и снесённых храмов – они также себя ведут и после распада СССР.

Наверно проще тем, кто уезжает – они встраиваются в иную идентичность, и могут думать, что советская история уже к ним не относится. М.б. так оно и есть, но тем труднее оставшимся воспринять идеи покаяния. Послушаешь с каждой стороны: русские – «советская власть была антирусской», украинцы – «нас завоевали, устроили Голодомор», а евреи – «мы при любой власти больше всех страдали». Все правы…

 

 

Ольга

Толя, Добрый День. Даже не предполагала, что мое письмо позволит мне погрузиться Сердцем и Душой в столь интересную полемику воспоминаний и Человеческих размышлений.

Поклон Вам низкий за Вашу боль, и за Ваш талант, способный передать другим Людям

эту включенность в цепь этих трагических событий.

Здоровья …

 

Анатолий Берлин

Огромное спасибо вам всем, друзья, за слова поддержки… Всем, кто уже разместил свои отзывы и тем, кто ещё это сделает….

 

Все последующие комментарии читайте на сайте:
http://berlin-house.ru/esse/babijj-yar-park-stadion-i-lyudskaya-slepota.html

 

ОГЛАВЛЕНИЕ:

 

Иерусалим                             5

Продолжение                                     6

Полёт в пятидесятые                        7

Еврей молился                       8
Праведный ответ                   9

Исход                                     10

Крысы                                               12

Восток                                   13

Навеянное                             14

Точка зрения                        15

Татьяне                                  16
БИБЛЕЙСКАЯ ТЕТРАЛОГИЯ
Давид и Голиаф                  18
Саул и Давид                      19
Суламифь                            21
Саломея                               24
От стыда до гордости          27

Порыв души                          28

История Лота                                   31

Устаревшая традиция          34
Обряд                                     35

Отрицание                            36

Начало                                   38

Медаль по Блату                  43

Лехаим                                  47

Вам                                        48
Циклон                                  51
Не судьба                              52
Всё смешалось                     53
Воспоминание о …              54
Бабий Яр                               55

 

 

 

 

Берлин А.

 

«Еврей молился…» Избранные стихотворения 2012

«Еврей молился…» — восьмая книга поэта, прозаика и философа Анатолия Берлина, русского автора, живущего в Соединённых Штатах Америки. Автор работает в различных жанрах: от коротких афористических миниатюр до поэм.
Настоящая книга стихов адресована широкому кругу читателей.


ISBN: 978-1-4710-8613-7

 

 

 

 

 

 

 

© Анатолий Берлин 2012

© Интернет-издательство «Моя Книга», дизайн, обложка,
вёрстка

© Пётр Вегин, иллюстрация